Москва (центр)
м.Комсомольская, Сухаревская
ул. Б. Спасская д.10/1
ежедневно с 10-00 до 20-00
Медицинская клиника "Доктор Алтай"
За 7 лет мы оказали помощь 78597 пациентам из них 23400 детям и подросткам
Наши специалисты
далее

Интервью: Татьяна Ивановна Рубченко, доктор медицинских наук, врач гинеколог-эндокринолог, ведущий специалист клиники.

Почти год в нашем центре ведет прием по гинекологии и гинекологической эндокринологии Татьяна Ивановна Рубченко, доктор медицинских наук, врач с большим стажем и разносторонним опытом.

Клиника "Алтай ": Первый вопрос Вам – традиционный. Как Вы пришли в медицину? Это семейная традиция, веление души или случайность? Почему именно гинекология?

Рубченко Т.И.:  Я не из врачебной семьи, дальше стоило бы ответить – по велению души, но это не так. Пришла я в медицину случайно, опоздала сдать документы, куда хотела, а дольше всех принимал документы медицинский институт. Так я туда попала. И ни разу потом не пожалела, что занималась не журналистикой или кибернетикой, а именно медициной. Выбор профессии в 17 лет, сразу после школы, по велению души, часто оказывается не долгим и ошибочным. Как бы то ни было, я в медицине 45 лет, счастливых лет. Я нашла профессию правильно и профессия меня тоже, надеюсь. Почему именно гинекология? Это уже зависело от встреченных в процессе обучения преподавателей. Когда на третьем курсе стали изучать акушерство, мне и в голову не приходило, что это мое – акушерство и гинекология ведь, на самом деле, одна профессия. Нас все время чем-то пугали, роды мы видели только из-за спин сотрудников, да и за спинами стоять близко не разрешалось. Сдали экзамен и забыли. А потом началась гинекология и первое везение – доцент Яблокова, увлеченная, только после защиты диссертации в Москве, под мышкой замечательная книжка по гинекологической эндокринологии Ефима Ильича Кватера, жаждет нас обучить всему, что знает сама. Выяснилось, что гинекологическая эндокринология, это не что-то страшное и непонятное, для ее понимания надо знать хорошо менструальный цикл, что в каждый определенный день цикла делает яичник, какие секретирует и выделяет гормоны, и какие изменения вызывают эти гормоны в матке, в ее внутреннем слое – эндометрии, ну и во всем организме. Надо понять процесс оплодотворения и попадания оплодотворенной яйцеклетки в матку. Немного знаний и здравый смысл. Несомненно, надо знать анатомию. Конечно, гинекологическая эндокринология, это малая часть гинекологии, изучали мы и воспалительные процессы, и кисты, и миомы, и эндометриоз. В процессе обучения желающие были обучены даже технике гинекологического массажа. Исчезло желание быть хирургом или терапевтом. Только гинеколог!

Клиника "Алтай ": Начинали работать гинекологом или гинекологом-эндокринологом?

Рубченко Т.И.: Нет, начала работать акушером-гинекологом, в роддоме г. Старый Оскол, Белгородской области, интерном и 2 года по распределению. Там про интернатуру (обучение на рабочем месте под руководством опытных врачей) не знали и знать не хотели, так как врачей не хватало. На первое ночное дежурство шла на трясущихся ногах, со слезами в глазах, с портфелем книг по акушерству. Ведь ночью в роддоме предстояло остаться одной, впервые, наедине с родами и беременными женщинами.. Но в роддоме оказались замечательные, опытные и доброжелательные акушерки, 24 года рождения, а год был 72-й, все окончили медучилище  вместе. Они научили меня и других акушерству, стояли за спиной, направляли неумелые руки, а мы –читали-читали, даже в медучилище обучали будущих военных фельдшеров акушерству. Нам платили не так, как сейчас – полторы ставки в роддоме, полторы за работу в медучилище. Нас поставили полностью на ноги. Уехали после распределения уверенными в себе врачами.

Клиника "Алтай ":  О чем Ваши кандидатская и докторская диссертация?

Рубченко Т.И.: С Вашего позволения, я отвечу не очень коротко. После 10 лет работы я решила  поучиться в ординатуре, хотя все старались сделать наоборот – ординатуру, и даже аспирантуру сразу после института, не работая врачом ни дня. Врачи из них получались нерешительные, они всегда искали чьей-то помощи. Это отступление.

Я поступила в ординатуру на кафедру акушерства и гинекологии лечебного факультета Московского стоматологического института. Руководил ею замечательный человек, профессор и врач, сейчас Академик, Председатель Российского общества акушеров-гинекологов, Серов Владимир Николаевич. Он очень интересовался гинекологической эндокринологией, он открыл более 40 лет назад вначале послеродовый нейроэндокриный синдром, затем такой же, связанный с началом половой жизни или половым созреванием. Ученики продолжали его работу, в том числе и я. Для этих целей на одной из кафедральных баз он создал отделение гинекологической эндокринологии, которым руководила доктор мед наук Тумилович Лидия Григорьевна, известная вначале всему СССР как лучший гинеколог-эндокринолог, к которой ехали с проблемами от Калининграда до Камчатки. С 1985 года ее знают все гинекологи России и стран СНГ благодаря книге «Неоперативная гинекология», ставшей в то время лучшей.  Вот под руководством двух таких замечательных людей я написала кандидатскую диссертацию, которая называется «Функциональное состояние яичников и выбор тактики ведения больных нейроэндокринным синдромом с нарушением репродуктивной функции». Защитила ее в 1988 году.

За этим длинным названием скрываются женщины с бесплодием вследствие хронической ановуляции (не созревает яйцеклетка) и поликистозными яичниками, которых сейчас все так чрезмерно боятся, хотя есть предостаточно средств и способов заставить их овулировать, и, конечно, с ожирением, которое раньше называлось нейроэндокринным синдромом, а сейчас – метаболическим. Работа над этой диссертацией научила меня лечить бесплодие.

На кафедре я работала недолго, трудные годы заставили пойти не просто в практическую медицину, но даже в платную. В Москве открылись 2 платных клиники, которые в то время называли кооперативами, и в одну из них, «Репромед» устроилась врачом и я. Располагалась клиника весьма удачно, в центре Москвы, на Покровских Воротах – пересечении улицы Покровка и Чистопрудного бульвара, на территории Московского областного НИИ акушерства и гинекологии (МОНИИАГа). Туда утром стекалось огромное количество женщин из Московской области и потянулся ручеек москвичек к нам. Мы принимали по 30 пациенток в день (каждый)с самой различной патологией. Лечили успешно, и через некоторое время к нам стали приезжать со всех уголков страны и наши соотечественницы из зарубежья. Сформировался хороший коллектив и устойчивый поток пациентов. А в 1996 году меня пригласили на работу в этот институт для создания службы гинекологической эндокринологии и написания диссертации на тему хирургической менопаузы –так называется менопауза при удалении матки с придатками или без. В институте очень много и хорошо оперируют, и возникла необходимость в изучении гормональных и метаболических последствий этих операций. Я изучала климактерический синдром (приливы, потливость и пр.), изменения в метаболизме гормонов, свертываемости крови, изменения в костной ткани (остеопороз) и способы их безопасной коррекции. Изучала также важный вопрос функции сохраненных при удалении матки яичников, их защитное влияние на организм, методы ведения этих женщин – как им диагностировать менопаузу, менструаций нет, а яичники ведь работают. Нет главной причины менопаузы – дефицита эстрогенов. Контрольной группой являлись женщины с естественными климаксом и менопаузой. В общем, работа над этой диссертацией дала мне дополнительные глубокие знания проблем климакса, менопаузы, естественной м хирургической. Я научилась правильно и безопасно использовать заместительную гормональную терапию, диагностировать и лечить постменопаузальный остеопороз. В итоге, в 2000 году я защитила докторскую диссертацию на тему: «Клинико-метаболические последствия гистерэктомий и их гормональная коррекция». Так я сочетала науку с практикой.

В 2001 году я вернулась в клинику «Репромед», так как хотела быть просто знающим врачом, а не заниматься имитацией бурной деятельности в НИИ. А 2 года назад наше учреждение пало косвенной жертвой «московской оптимизации здравоохранения». Но я считаю, что каждое последующее место бывает лучше прежнего. Мне комфортно в Вашей клинике, я могу уделить пациентке хоть час времени. Тишина, чистота, прием по записи, отсутствие спешки помогают работать. Ведь первые пациентки с бесплодием уже родили или вот-вот родят.

Клиника "Алтай ":  Чем отличается работа гинеколога от работы гинеколога-эндокринолога?

Рубченко Т.И.: Пожалуй, этот простой вопрос не самый легкий. Во-первых, как я уже говорила вначале, чтобы понять гинекологическую эндокринологию, надо хорошо знать менструальный цикл и уметь сопоставлять процессы, происходящие в разных звеньях его регуляции – гипоталамо-гипофизарно-яичниковой оси. Этому учат в курсе обычной гинекологии всех, но многие пропускают это мимо ушей. Во-вторых, важно поучиться у настоящих гинекологов-эндокринологов, таковых было раньше 5-6 на всю Москву, а сейчас ими стали все. Теперешние курсы по гинекологической эндокринологии читают в основном люди, не чувствующие ее. Это результат все тех же ординатуры и аспирантуры сразу после института. Читать надо еще и  старую литературу, Кватера, Дильмана, и, конечно, англоязычную. Но это уже не по теме.

В общем, есть гинекологи-эндокринологи, и есть те, кто считает себя такими, узнав на лекциях фармфирм о существовании тех или иных препаратов. Их лечение часто бывает, как бы выразиться мягко, неадекватным. Если Вам для лечения кровотечения назначили гормональную терапию, а стало только хуже, дело не в лекарстве или тяжести Вашего заболевания - надо поменять врача. Если с целью контрацепции назначили оральные контрацептивы, а появились непрерывные мажущие выделения – меняйте врача. Если Вы «наблюдаетесь» по поводу бесплодия 2-5 или более лет, наблюдаетесь, а не лечитесь – меняйте врача.

Клиника "Алтай ":  —  В интернете популярны рекомендации не лечить вагиниты и эрозии, якобы таких болезней нет с точки зрения зарубежной литературы? Вы согласны с этой точкой зрения?

Рубченко Т.И.: Нет, не согласна. Вагиниты, их называют также кольпиты, как следует из названия, воспалительные процессы, которые всегда стоит лечить, а до лечения установить их причину. Это может быть молочница, трихомониаз, неспецифический кольпит. Это субъективно неприятные ощущения во влагалище, часто сопровождаются резью при мочеиспускании, выделения, пачкающие белье, и это, главное возможность и боязнь заразить партнера. Поэтому, начитавшись чего угодно в интернете, надо все-таки поспешить к врачу, не ожидая, кроме симптомов вагинита, проблем в личной, интимной, жизни.

Вопрос с эрозиями не так однозначен, как с вагинитами. Эрозия, это когда влагалищная часть шейки матки, обычно вокруг наружного ее отверстия, покрыта не многослойным плоским эпителием, придающим шейке перламутровый цвет и гладкую поверхность, а цилиндрическими, ярко-красными клетками, которые в норме «спрятаны» в цервикальном канале и не видны. Часто в эрозии присутствуют элементы воспаления. Я бы поставила вопрос иначе – не лечить, или не лечить, а когда лечить. Пари полном попустительстве по оношению к эрозиям можно поспособствовать в будущем росту заболеваемости раком шейки матки. Вопрос сложный, но мои ответы не для врачей, а для пациенток. Должны знать, есть ли у Вас эрозия и регулярно наблюдаться у врача именно по этому поводу, то есть задавать вопрос, надо ли лечить шейку и когда.

Клиника "Алтай ":  —  В каких случаях операционное лечение миомы матки обязательно, а в каких возможно и желательно терапевтическое лечение?

Рубченко Т.И.: Показания для оперативного лечения миомы матки, его способа (лапаротомия или лапароскопия), объема (удаление матки или удаление отдельных узлов) очень изменились за последние 20 лет.

Раньше, если общий размер матки превышал размер 12-недельной беременности (это определяется при бимануальном исследовании гинекологом, УЗИ носит вспомогательный характер), это было показанием для ее удаления, сейчас молодой женщине могут удалить узлы, сохранив возможность беременеть и рожать. Правда, лучше родить все-таки раньше, прежде чем вырастут такие узлы. Субмукозные узлы, узлы внутри полости матки, дающие обилные кровотечения, раньше требовали удаления матки, а теперь их удаляют гистероскопически, через цервикальный канал. Миомы матки небольших размеров вообще не требуют лечения, ни оперативгого, ни консервативного. К терапевтическому лечению я отношусь пока с сомнением. Нет отдаленных результатов. Пока имеются сообщения в нашей литературе об уменьшении размера узлов после применения препаратов в течение нескольких месяцев. Что будет потом? Не вырастут ли эти узлы прежде, чем женщина забеременеет или во время беременности, что тоже может потребовать операции? В общем, в отношении миом я консервативна. Не все методы лечения будут приняты на постоянное вооружение. Ведь уже смолкли победные фанфары по поводу эмболизации маточных сосудов.

Клиника "Алтай ":  —  Расскажите, пожалуйста, самые запомнившиеся случаи из Вашей практики.

Рубченко Т.И.:  Мне не приходилось кого-нибудь спасать от смерти. Вся моя практика – это скромные таблетки в нужное время, позволяющие или забеременеть, или избавиться от воспаления, инфекций, передающихся половым путем, или от последствий климакса и менопаузы, не пропустить внематочную беременность или другие заболевания, требующие экстренного лечения в стационаре, онкологическая настороженность, советы по поводу образа жизни, интимной гигиене и ответы на все вопросы, которые хочет задать женщина. Среди пациенток много не больных, а здоровых, нуждающихся в совете и успокоении.

Да, вспомнила один запомнившийся смешной случай, показывающий разницу между гинекологом и гинекологом-эндокринологом. У половины женщин причиной бесплодия является ановуляция. Лечение сводится к приему пяти таблеток стимулирующих рост пузырька, фолликула, в котором растет параллельно яйцеклетка. В середине цикла делается УЗИ, чтобы оценить результат. Фолликул должен достигнуть 20-22 мм в диаметре, после этого он лопнет и яйцеклетка выйдет навстречу  сперматозоидам. Надо сказать, что фолликул похож на УЗИ на маленькую кисту. Я в нужный день отсутствовала, и пациентка после УЗИ обратилась к другому доктору в НИИ. Он всполошился, что же это наделала Татьяна Ивановна, вырастила Вам кисту, ее надо срочно удалить, а то лопнет. Пациентка в слезы, узнав к ночи мой телефон, уже собираясь  завтра на операцию, позвонила мне. Я так смеялась, посоветовав ей срочно отправляться к мужу. Цикл был успешный и Фолликул, правда, женского рода уже получает высшее образование.

Клиника "Алтай ":  —  Сколько женщин, благодаря Вашей помощи, смогли стать мамами?

Рубченко Т.И.: Наверное, много. Со многими я поддерживаю связь многие годы и десятилетия. Ко мне давно обращаются их дочери. А многие, узнав по тесту или по УЗИ, что беременны, исчезают, прием ведь платный, хотя позвонить могли бы. Но потом исчезнувшие могут появиться через несколько лет, когда требуется второй ребенок. Раз и сейчас не смолкает сарафанное радио, о чем говорит непрекращающийся ручеек женщин уже в новую клинику, значит беременеют и рожают.

Клиника "Алтай ":  —  Почему Вы любите свою работу?

Рубченко Т.И.: Я ее хорошо знаю и получаю удовольствие от нее, удовольствие от того, что помогаю женщинам, что могу ответить на все их вопросы. Не всем работа, кроме зарплаты, доставляет еще и радость. Мне повезло на всю жизнь

Анкета Т.И. Рубченко

 ЗАПИСАТЬСЯ НА ПРИЁМ 

ОСТАВИТЬ ОТЗЫВ О ВРАЧЕ 

ПОСМОТРЕТЬ СТОИМОСТЬ

гинекология220 просмотров.

Напишите нам сообщение!
Ваше имя
Телефон (обязательно)
Врач
Ваше сообщение
Сообщение отправлено!